ОТРЕЧЕНИЕ НИКОЛАЯ 11 ОТ ПРЕСТОЛА

Переход войск столичного гарнизона на сторону восставших заставил Ставку приступить к принятию решительных мер для подавления революции в Петрограде. 27 февраля Николай 11 через начальника штаба Ставки генерала М. В. Алексеева отдал распоря­жение двинуть на Петроград «надежные» карательные войска. В карательную экспедицию вошли Георгиевский батальон, взятый из Могилева, и несколько полков с Северного, Западного и Юго-За­падного фронтов. Во главе экспедиции был поставлен генерал Н. И. Иванов, назначенный вместо Хабалова также и Команду­ющим Петроградским военным округом с самыми широкими, диктаторскими, полномочиями - вплоть до того, что в его полное распоряжение поступали все министры. Предполагалось к 1 марта в районе Царского Села сосредоточить 13 батальонов пехоты, 16 кавалерийских эскадронов и 4 батареи.

Ранним утром 28 февраля два литерных поезда, царский и свитский, отправились из Могилева через Смоленск, Вязьму, Ржев, Лихославлъ, Бологое к Петрограду. По прибывших в Бологое в ночь на 1 марта поступило известие, что в Любань из Петрограда прибыли две роты с пулеметами с целью не пропустить царские поезда в столицу. Когда поезда подошли к ст. Малая Вишера (в 160 км от Петрограда), железнодорожные власти сообщили, что дальше двигаться нельзя, ибо следующие станции - Тосно И Лю­бань - заняты революционными войсками. Николай 11 распорядился повернуть на Псков - в ставку командующего Северным фронтом генерала Н. В. Рузского. В Псков царские поезда прибыли в 7 часов вечера 1 марта. По прибытии в Псков Николай 11 узнало победе революции в Петрограде.

В то же время начальник штаба Ставки генерал М. В. Алексеев решил отказаться от военной экспедиции на Петроград. Заручившись поддержкой главнокомандующих фронтами, он отдал приказ Иванову воздержаться от карательных действий. Георгиевский батальон, достигший 1 марта Царского Села, отошел назад к станции Вырица. После переговоров главнокомандующего Северным фронтом Н. В.Рузского С М. В. Родзянко Николай 11 дал согласие на формирование ответственного перед Думой правитель­ства. О принятом царем в HOUЪ на 2 марта решении Рузский передал Родзянко. Однако тот сообщил, что издание манифеста об этом уже «запоздало», ибо ходом событий поставлено, как «определенное требование», отречение царя в пользу его 13-летнего сына Алексея при регентстве великого князя Михаила Александровича (младшего брата царя). Не дожидаясь ответа Ставки, в Псков были направлены депутаты Думы А. И. Гучков и В. В. Шульгин. А в это время Алексеев и Рузский запросили мнение об отречении царя всех главнокомандующих фронтами: Кавказского - великого князя Николая Николаевича, Румынского -генерала В. В. Сахарова, lOro-Западного - генерала А. А. Брусилова, Западного - генера­ла А. Е. Эверта и командующих флотами: Балтийского - адмирала А И. Непенина и Черноморского - адмирала А В. Колчака. Ко­мандующие фронтами и флотами телеграммами высказались за необходимость отречения царя от престола «во имя спасения родины и династии, согласованное с заявлением председателя Государственной ДУМЫ, как единственно, видимо, способное прек­ратить революцию и спасти Россию от ужасов анархии». Телеграм­мой с мольбой отречься от престола обратился к Николаю 11 из Тифлиса его дядя Николай Николаевич.



2 марта Николай 11 приказал составить манифест о своем отречении от престола в пользу царевича Алексея при регентстве великого князя Михаила. Была составлена об этом его решении и телеграмма для Родзянко. Однако отправка телеграммы была задер­жана до получения новых сообщений из Петрограда, к тому же в Пскове ждали приезда Гучкова и Шульгина. Они прибыли в Псков вечером 2 марта и подтвердили необходимость отречения царя от престола, ибо «в Петрограде нет воинской части, на которую можно было бы положиться». Николай 11 заявил им, что изменил свое первое решение и уже отрекается не только за себя, но и за наследника. Данный акт Николая II нарушал коронационный манифест Павла 1 от 5 апреля 1797 г., который предусматривал, что царствующее лицо имеет право отрекаться от престола только сам за себя, а не за своих наследников. Новый вариант отречения Николая 11 от престола был принят Гучковым и Шульгиным, которые только просили его, чтобы до подписания акта отречения он утвердил указ о назначении Г. Е. Львова премьер-министром, а великого князя Николая Николаевича вновь Верховным Главноко­мандующим.



Когдa Гучков с Шульгиным возвратились в Петроград с манифестом отрекшегося от престола Николая 11, то они встретили сильное недовольство революционных масс этой попыткой думских деятелей сохранить монархию. Здравица в честь «императора Михаила», провозглашенная Гучковым по прибытии из Пскова на Варшавском вокзале Петрограда, вызвала столь сильное негодо­вание рабочих, что они пригрозили .ему расстрелом. На вокзале Шульгин был обыскан. Но он успел тайно передать текст манифеста об отречении Николая Гучкову. Рабочие требовали уничтожить текст манифеста, немедленно арестовать царя и провозгласить республику.

Утром 3 марта состоялась встреча членов думского комитета [и Временного правительства с великим князем Михаилом. Родзянко и Керенский убеждали его отказаться от престола. Керенский говорил, что негодование народа слишком сильно, новый царь может погибнуть от народного гнева, а с ним погибнет и Временное правительство. Однако Милюков настаивал' на принятии короны Михаилом, доказывая необходимость сильной власти для укреп­ления нового порядка, а такая власть нуждается в опоре - «привы­чном для масс монархическом символе». Временное правительство без монарха, говорил Милюков, является «утлой ладьей, которая может потонуть в океане народных волнений»; оно не доживет до Учредительного собрания, так как в стране воцарится анархия. Прибывший вскоре на совещание Гучков поддержал Милюкова. Милюков в запальчивости даже предлагал взять автомобили и ехать в Москву, где провозгласить Михаила императором, собрать под его знаменем войска и двинуться на Петроград. Такое предложение явно грозило гражданской войной и испугало остальных соб­равшихся на совещание. После продолжительных обсуждений бoльшенство выказалось за отречение Михаила. Михаил согласился с этим мнением и в 4 часа дня подписал составленный В. Д. Набоко­вым и бароном Б. Э. Нольде манифест о своем отказе от короны. В манифесте, обнародованном на другой день, говорилось, что Михаил «принял твердое решение лишь в том случае воспринять верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому и надлежит всенародным голосованием через пред­ставителей своих в Учредительном собрании установить образ правления и новые основные законы государства Российского». Михаил призвал народ «подчиняться Временному правительству, облеченному всей полнотой власти».

Письменные заявления о поддержке Временного правительства и об отказе от претензий на царский престол сделали и все члены царской фамилии. 3 марта Николай 11 направил Михаилу телеграм­му. Именуя его «императорским величеством», он приносил извинения, что «не предупредил» его о передаче ему короны. Весть об отречении Михаила была воспринята отрекшимся царем с недоумением. «Бог знает, кто надоумил его подписать такую га­дость»,- записал Николай в дневнике.

Свергнутый с престола царь был арестован комиссарами Пет­роградского Совета и препровожден в Царское Село. Здесь он вместе со своей семьей содержался под домашним арестом. Петроградский Совет потребовал суда над бывшим царем и даже 8 марта принял постановление о заключении его в Петропавловскую крепость, но Временное правительство отказалось его выполнить.

В связи с нарастанием антимонархических настроений в стране свергнутый царь просил Временное правительство отправить его с семьей в Англию. Временное правительство обратилось к английскому послу в Петрограде Джорджу Бьюкенену запросить об этом британский кабинет. П. Н. Милюков при встрече с царем заверил его, что просьба будет удовлетворена, и даже советовал ему готовиться к отъезду. Бьюкенен запросил свой кабинет. Тот сначала выразил согласие предоставить в Англии убежище Для свергнутого русского царя и его семьи. Однако против этого поднялась волна протеста в Англии и в России, и английский король Георг V обратился к своему правительству с предложением отменить это решение. Временное правительство направило французскому кабинету просьбу дать убежище царской семье во Франции, но также получило отказ со ссылкой на то, что это будет отрицательно воспринято общественным мнением Франции. Так потерпели неудачу попытки Временного правительства переправить бывшего царя и его семью за рубеж. 13 августа 1917 г. по распоряжению Временного правительства царская семья была отправлена в Тобольск.

Декретом 1 сентября 1917 г., не дожидаясь решения Учредитель­ного собрания, Временное правительство провозгласило Россию республикой.


otricayut-ponyatiya-dobro-i-zlo.html
otriv-shkolnogo-prepodavaniya-ponyatij-ot-ih-proishozhdeniya.html
    PR.RU™